Вход или Регистрация | Забыли пароль? |

Футбол Баскетбол Бейсбол Легкая атлетика Олимпийские игры

 

Мониторинг обменных курсов
Воскресенье, 23 Август 2020 14:49

Конец эпохи семейных команд в Ф1

Автор 
Оцените материал
(1 Голосовать)

Американцы из неизвестной инвестиционной фирмы купили одну из старейших и самых успешных команд Формулы 1. Какие выводы мы можем сделать из этой истории?

За последние несколько лет было невероятно сложно отыскать хоть какие-то по-настоящему позитивные новости, имеющие отношения к команде Williams. Автор: Редактор Ф1

В 2018-м она стремительно провалилась в протоколах, а прошлый год стал одним сплошным кошмаром, который начался еще зимой с задержки в создании новой машины и продолжился по ходу всех Гран При огромным отставанием от соперников. Ничто не напоминало о славных годах Williams, а ведь еще относительно недавно команда выиграла пять Кубков конструкторов за шесть лет.   

В прошедшую пятницу все гоночное сообщество всколыхнула новость о главном аутсайдере нынешней Ф1. После изучения ситуации, выбора стратегии и анализа вариантов, в числе которых были полная или частичная продажа команды, в Williams объявили о том, что их новым собственником станет инвестиционная компания Dorilton Capital.

Несомненно, для самого коллектива из Гроу это старт новой эпохи, но для Формулы 1 в целом – окончательное завершение очередного исторического периода.

Патрик Хэд и Фрэнк Уильямс на презентации Williams FW06 на новой базе команды, 1978 год

Патрик Хэд и Фрэнк Уильямс на презентации Williams FW06 на новой базе команды, 1978 год

Фото: Sutton Images

Статус Williams как независимого семейного предприятия уже долгое время оставался для команды поводом для серьезной гордости. Стойкость и здоровое упрямство, которые по ходу всей своей жизни и карьеры демонстрировал Фрэнк Уильямс, нашли отражение во всех аспектах работы его команды. Этот подход оставался неизменным даже по ходу последних 18 месяцев, которые однозначно стали самыми сложными за всю историю Williams.

Фрэнк никогда не хотел терять контроль или отходить от тех идеалов, которые заложил в команду, создавая ее почти полвека назад. В этом очень наглядно смогли убедиться в BMW, когда в середине 2000-х попробовали сделать шаг от технического партнерства – весьма успешного, надо отметить – к приобретению британского коллектива. Сэр Уильямс велел им убираться. И автопроизводителю ничего не оставалось, как отнести свои деньги и ресурсы в Sauber.

Марк Уэббер, Williams BMW FW27, 2005 год

Марк Уэббер, Williams BMW FW27, 2005 год

Фото: Sutton Images

Аналогичное сопротивление мы не раз видели и в последние годы. Лоуренс Стролл принес финансирование и привел спонсоров, чтобы дать своему сыну Лэнсу возможность сесть за руль в 2017-м. Но когда понял, что его идея максимально тесного сотрудничества с Mercedes не находит понимания, переключил усилия на Racing Point.

В Williams вновь подтвердили приверженность идее собственной разработки и постройки шасси при наличии лишь клиентских отношений с производителем двигателей. Время очень быстро показало, что вариант Стролла оказался куда более продуктивным. 

Безусловно, упирать на семейственность и независимость весьма почетно, но результаты на трассах показывают, что такой подход приносит все меньше и меньше доходов. Потому настал момент, когда Williams пришлось действовать.

В прошлом декабре в рамках процесса рефинансирования компания вынуждена была продать свое инжиниринговое подразделение Advanced Engineering, а в мае объявила о разрыве с прежним титульным спонсором ROKiT и начале поисков нового инвестора, который потенциально мог стать и покупателем. 

Клэр Уильямс, заместитель руководителя Williams Racing

Клэр Уильямс, заместитель руководителя Williams Racing

Фото: FIA Pool

Клэр Уильямс – дочка  сэра Фрэнка, которая последние годы руководит всеми процессами, несмотря на формальный статус заместителя своего отца – в июле обронила слова о том, что идут переговоры «с рядом весьма интересных потенциальных инвесторов», имеющих «высокое качество». В пятницу стало известно, что за сумму в 200 миллионов долларов Williams выкупил частная американская инвестиционная фирма Dorilton Capital.

Сделка получила единодушное одобрение совета директоров, включая держателя 52% акций Уильямса-старшего. И хотя теперь сам Фрэнк формально больше не будет иметь отношения к своему детищу, новые собственники уже дали понять, что не собираются отказываться от имени Williams.

Так что Williams Racing останется в Формуле 1, а будущие машины сохранят фирменный индекс FW, который неизменно использовался с того самого момента, как в середине 70-х началась история нынешней команды. База тоже останется в Гроу, что недалеко от Оксфорда. То есть сохранятся все те элементы, которые олицетворяют семейственность коллектива.

Клэр подтвердила, что в Dorilton намерены «уважать наследие» проекта. Прочтите внимательно ее слова: «Это может стать концом эры Williams как семейной команды, но мы знаем, что она в надежных руках. Продажа гарантирует выживание, но что гораздо важнее, обеспечит нам путь к успеху». 

Джордж Расселл и Николя Латифи за рулем Williams FW43

Джордж Расселл и Николя Латифи за рулем Williams FW43

Фото: Марк Саттон / Motorsport Images

С позиций Williams совершенную сделку, несомненно, можно назвать приемлемым результатом. Имя будет жить и дальше, а финансовый базис гарантированно даст возможность дожить до введения бюджетных лимитов. Новый Договор Согласия предлагает маленьким командам куда более комфортные условия, что дает возможность даже помечтать о некоторой прибыли от выступлений в Ф1.

Dorilton – это не огромный фонд, единственной целью которого является быстрое извлечение прибыли и избавление от актива. Среди его принципов – «повышение стоимости в долгосрочной перспективе за счет реинвестирования денежных потоков и исключения чрезмерного использования заемных средств». У американцев есть успешный опыт работы в структуре управления приобретаемыми компаниями.

«Мы твердо верим, что элементы, привносимые нами в работу компаний, позволяют им успешно продолжать работу», – сказано на сайте Dorilton. Это добрый знак, учитывая силу бренда Williams и его значимость для Ф1.

Найджел Мэнселл и Нельсон Пике, Williams FW11B Honda, 1987 год

Найджел Мэнселл и Нельсон Пике, Williams FW11B Honda, 1987 год

Фото: Дэвид Фиппс

Как объясняют в Dorilton, им интересны компании с годовой доходностью от 4 до 25 млн долларов. За прошлый год Williams потеряла в Формуле 1 более 13 миллионов. Понятно, что первым делом нужно исправить именно этот показатель. Дальше все должно быть уже проще, особенно если учесть, что условия Договора Согласия для Williams были однозначно согласованы с представителями Dorilton.

Клэр Уильямс назвала договор «серьезным шагом вперед для Формулы 1 и Williams». Стоит признать, команде повезло с моментом – при прежних коммерческих условиях выступлений найти покупателя было бы несоизмеримо сложнее. 

У основателей Dorilton есть серьезные связи в бизнес-сообществе. Глава инвесткомпании Мэттью Сэвэдж и генеральный директор Даррен Фальтц прежде занимали высокие позиции в структурах Rothschild – одного из крупнейших игроков в сфере финансового консультирования. В 2009-м они ушли оттуда и основали нынешнюю фирму. И пока ее деятельность в области инвестирования вызывала только позитивные оценки. 

Но как бы то ни было, а заключенная сделка стала концом эпохи не только для Williams, но и для всей Формулы 1. В пелотоне больше не будет семейной команды. Ни одной. Теперь все они принадлежат или автопроизводителям, или крупным компаниям, или фондам с консорциумами. Что ни говори, а это лишит чемпионат частички прежней романтики.

Фрэнк Уильямс

Фрэнк Уильямс

Фото: Дэвид Хатсон / Motorsport Images

Но дело в том, что сама романтическая идея применительно к Ф1 уже давным-давно устарела. Это было прекрасное время, когда небольшие частные команды, презрительно прозванные Энцо Феррари «гаражистами» – речь о Cooper, Lotus и той же Williams – бросали вызов крупным заводским коллективам и зачастую одерживали над ними верх. Увы, но к современной Формуле 1 все это уже весьма давно не имеет никакого отношения. 

История 2010 года, когда в чемпионат пришли три новых коллектива, наглядно продемонстрировала, насколько все изменилось. Они ничего не смогли добиться без нормальной поддержки и финансирования, быстро пойдя ко дну. Sauber – с тех пор как ее основатель Петер Заубер выкупил команду у BMW в 2009 году – тоже вынуждена была бороться за выживание внизу турнирной таблицы. В итоге эта борьба оказалась проиграна, и в 2016-м швейцарцев выкупил фонд Longbow Finance. И только после этого дела стали понемногу идти на лад.

Если ты хочешь сохранять независимость в современной Ф1, нужна или бездонная денежная яма (то есть невероятно щедрый спонсор), или бизнес-модель, которая доказывает устойчивую работу. Когда в 2016-м в чемпионат пришла Haas, ее подход к выступлениям изменил все правила игры. Стало понятно, что никаких других вариантов для частников по сути просто нет.

Ромен Грожан (Haas VF-20) и Антонио Джовинацци (Alfa Romeo C39) опережают Николя Латифи (Williams FW43)

Ромен Грожан (Haas VF-20) и Антонио Джовинацци (Alfa Romeo C39) опережают Николя Латифи (Williams FW43)

Фото: Энди Хон / Motorsport Images

Изменившаяся реальность и очевидные проблемы на трассах по сути оставили Williams без выбора. Независимостью, которую команда успешно отстаивала добрых полвека, пришлось пожертвовать ради будущего.

Следует признать, что по сравнению с 2019-м команде удалось ощутимо продвинуться вперед: теперь Николя Латифи и особенно Джордж Расселл имеют реальные шансы в споре с соперниками из Haas и Alfa Romeo и регулярно выходят во второй сегмент квалификации. Однако многомиллионные потери однозначно свидетельствуют, что гоночный бизнес не обеспечивает нужных результатов.

В Williams рано или поздно должны были понять, что необходимо действовать. В противном случае все могло просто зайти слишком далеко, и пришлось бы на любых условиях принимать предложение от первого же желающего купить команду. В лице Dorilton, британцам, очень похоже, удалось найти единомышленника, которого интересует результат в долгосрочной перспективе. Инвесторов привлекает задача сделать эту историю финансово стабильной и вернуть команду на достойный уровень в Ф1.

Да, она больше не будет семейной. Но чемпионат получит пелотон из десяти сильных и устойчивых коллективов. И заплатить за это остатками романтики не так и страшно.

Карлос Рейтеман и Алан Джонс на Williams FW07B Ford лидируют на старте Гран При Испании 1980 года

Карлос Рейтеман и Алан Джонс на Williams FW07B Ford лидируют на старте Гран При Испании 1980 года

Фото: Motorsport Images

 

Прочитано 105 раз Последнее изменение Воскресенье, 23 Август 2020 17:29

Добавить комментарий

Правила добавления комментариев


Защитный код
Обновить