Вход или Регистрация | Забыли пароль? |

Футбол Баскетбол Бейсбол Легкая атлетика ФСО Спартак Олимпийские игры
Баннер Амбит
Пятница, 15 Май 2020 18:10

Олег Мачтаков: "Если что-то не получается, это не получается у тебя в голове"

Автор 
Оцените материал
(2 голосов)

Известный украинский игрок и тренер, вице-чемпион мира 2004 года, раскрывает бильярдную историю последних 30 лет, сопровождая рассказ массой интереснейших подробностей.

В 2008 году, когда я только начинал заниматься бильярдной журналистикой, известный в то время интернет-персонаж, писавший под ником «Пирамидов», вероятно оценив мои первые опыты на данном поприще, предложил взять интервью у Олега Мачтакова. С Олегом мы тогда не были знакомы, и я спросил: «А о чем лучше говорить с ним?». Последовал краткий и убедительный ответ: «С Мачтаковым можно и нужно говорить обо всем». Через какое-то время мы с Олегом познакомились, затем подружились, часто общались, но до какого-то большого разговора «для печати» дело все не доходило. Было одно короткое интервью и, в принципе, все (Олег Мачтаков: в 40 лет жизнь только начинается). И вот, спустя 12 лет после того разговора с Пирамидовым, когда эпоха карантина превратилась во время фундаментальных бильярдных размышлений, мы с Олегом сделали это, хочется надеяться, интересное произведение.
- Олег, начнем с того, с чего сегодня начинаются все интервью со всеми людьми. Как проводишь карантин? Чем занимаешься? Есть ли возможность тренироваться либо тренировать?
- Нахожусь дома, наконец-то появилось время побыть со своей семьёй. У меня двое детей – сын Артур, ему 6 лет, и дочка Алиса 2,5 года. Читаю детям книжки, показываю мультфильмы, больше времени провожу с женой.
В тоже время и тренирую, и тренируюсь сам. У меня есть такая возможность в силу того, что у некоторых моих учеников дома бильярдные столы. Кроме того, некоторые клубы работают в закрытом режиме. В общем, времени для тренировок много, как никогда.
- Сколько потребуется времени игрокам, чтобы прийти в форму после того, как все восстановится?
- Непонятно, сколько это продлится, но действующим профессиональным игрокам надо будет 2-3 старта, чтобы втянуться физически и психологически.
- Как ты считаешь, сильно ударит эта ситуация по бильярду в целом? По клубам, по турнирам? Когда мы вернёмся к тому графику, который имели еще в начале года?
- По нашей отрасли эта ситуацию ударит однозначно и сильно. Бильярд – это досуг и развлечение, а люди, после того, как их наконец выпустят на работу, будут стремиться, в первую очередь, закрыть свои бюджетные дыры, платить кредиты, покупать еду. Чем больше людей продержат в заточении, тем больше, соответственно,  они будут заняты другими делами и не будут играть в бильярд. Все это ощутимо отразится на клубах. Если до конца мая все будет в порядке, лета должно хватить чтобы восстановиться и вернуться к нормальной жизни.
- Ты сегодня известный тренер. Расскажи, как и когда начал тренировать. Расскажи о своих учениках – их уровень, возможности, цели, которые ты перед ними ставишь. Кого ты сегодня в Украине считаешь профессиональными тренерами.
- Тренировать я начал в конце 1998 года. В двух кварталах от моего дома известный тогда одесский игрок Сергей Ситников открыл клуб «Пирамида». Мы с ним много играли, очень сильно подружились, я с утра приходил и был там до вечера. Втроём – с Сергеем и Славиком Винокуром постоянно ездили на турниры, выиграли три чемпионаты Украины – два командных, один клубный. Это была самая лучшая бильярдная в городе, туда постоянно приезжали обеспеченные люди, я получил доступ к этому кругу.
Как-то подошла девушка:
- Давайте вы будете моим тренером.

Я говорю:
- Я не умею тренировать, играю неплохо, но никогда не тренировал.
- Я вам буду платить, а вы меня как хотите, так и тренируйте. Сколько вы хотите за тренировку.
Я подумал и сказал:
- Пять долларов.
- Хорошо, - вытягивает сто долларов, – вот я вам заплатила за 20 тренировок, тренируйте меня.
В тот момент я работал по ночам маркёром в очень известном ночном клубе «Космо», самом популярном в стране. Там стоял пуловский стол и несколько игровых автоматов. С работой в этом клубе связана одна интересная история.

Приехала к нам на концерт группа «Любэ». Я работал в чилауте. Чилаут – это комната отдыха, там стоял пуловский стол. После концерта там накрывали «поляну» для артистов. Заходит Расторгуев, видит стол. Я понимаю, что он хочет сыграть. Он же у нас великий бильярдист. Рассказывает, что играет с Ярмольником, с Якубовичем, с Розенбаумом.
Говорит:
- Сыграем?
- Да, во что будем играть – в «восьмерку» или «девятку»?
- В «восьмерку».
Начали играть, собралась толпа, все смотрят. Я думаю: «Надо будет приколоться над ним». Играю, ничего не забиваю. Он постепенно все свои шары сыграл, осталось забить один черный. У меня все мои на столе. Ему с каждым забитым шаром было вся тяжелее забивать следующий, играет он без выхода, просто кладет. Дошло до черного. Он его смазал. Я подошел к столу, он стоит смотрит, как я спокойно медленно забиваю все свои шары, а потом красиво кладу восьмерку. Постоял, поскрипел зубами, но руку пожал, сказал, что я неплохо играю.
Так вот, тренировался я в пул, получал в месяц 100-150 долларов, и когда мне сразу дали сто подумал, что нельзя отказываться от такого предложения. Думаю: «Как же мне тренировать?»

Пошёл в книжный магазин, скупил всю литературу по бильярду, которая там была и начал ее изучать. Каково же было моё удивление, когда я понял, что ничего интересного там не было. Часть вещей, которые там были написаны, были неправильны, а другая часть – неинтересны и бесполезны. Нашёл кассету Симонича – это было хорошее пособие, причём единственное на тот момент. Я частично взял информацию с этого видео и начал тренировать свою первую ученицу. Помню, что тренировки были жуткого качества, вспомнить их без смеха не могу. Но понемногу выстраивал свою методику обучения. Мы занимались, мимо проходили люди, многим было интересно. На тот момент «индивидуальная тренировка по бильярду» звучало очень круто. Начали подходить, просить с ними позаниматься. Я поднял цену с 5 до 10 долларов, стало получаться. Когда уже было 2-3 урока в день каждый день, бросил работу в ночном клубе и полностью переключился на работу тренером. Мне это очень нравилось, хотя каждый новый ученик вызывал дикий мандраж. Поначалу было очень сложно поставить человека в стойку, объяснять грамотно и доступно, да и вообще для обучения нужен особый дар. Научить другого человека чему-то намного сложнее, чем научиться самому. С каждым человеком нужно работать индивидуально, уметь оценить его потенциал. В основном люди приходят не для того, чтобы стать профессиональными игроками. Они хотят чему-то научиться, получить позитивные эмоции, приятно провести время. Поэтому под каждого человека стараюсь подстраивать программу таким образом, чтобы он увидел результат и ему было интересно. Был у меня ученик, который приходил и говорил: «Давай выпьем кофе». Мы пили кофе, он мне рассказывал о всех своих проблемах, вываливал весь негатив. Я понимал, что ему бильярд не нужен, а я интересую скорее в качестве личного психолога.
Были случаи, когда ученики от меня убегали, а потом когда через время общались говорили, что не ожидали, что придётся так напрягаться. Мол, думали, ты расскажешь что-то и начнёт все получаться.
В какой-то момент я понял, что если хочу стать хорошим тренером, надо стать хорошим психологом, и далеко не каждому надо «пахать», не всем это надо. У меня могло быть пять тренировок в день, на двух люди не могли забить холостой шар, на третьей могли пить кофе, на четвертую человек приходил с мыслью, что он хорошо играет, учиться не надо, просто было интересно со мной поиграть. Он сидел, смотрел как я забиваю, потом ему это надоедало, человек понимал, что недостаточно хорошо играет, и говорил: «Надо учиться, давай».
Повторю, что в 1998-99 годах персональный тренер по бильярду был дикостью. Такого нигде не было. Да и сам уровень бильярда был очень низким. Когда я начинал в парке Шевченко, игрок который мог забить «француза» или сделать растяжку на две середины считался крутым профессионалом. Так что в плане профессионального индивидуального тренинга был первопроходцем. В то время не было никого больше, кто целый день тренировал, зарабатывал этим деньги и больше ничем не занимался.
В начале 2000-х я вместе с Ярославом Винокуром ездил в Киев на тренерские курсы Йоргена Сандмана, получил сертификат, узнал много нового. Моя квалификация росла, у меня всегда стояла очередь из 3-4 человек. Весь мой жизненный ритм был заточен под то, чтобы провести как можно больше тренировок. Узнал в то время и о профессиональной болезни учителей – воспалении голосовых связок. Потом появился варикоз, пяточные шпоры – в общем, все не так просто. Но дело пошло. Меня приглашали много по Украине, потом очень обеспеченные люди –банкиры, бизнесмены начали приглашать тренировать в Москву.

В 2005 году я поступил в Днепропетровскую академию физической культуры, отделение «бильярдный спорт». В 2010 году получил диплом, так что имею высшее спортивное образование.
К сожалению, профессиональных игроков среди моих учеников не так много. Вероятно, в силу того, что в основном приходили люди потренироваться для себя. Один мой ученик занял третье место на чемпионате Украины до 16 лет, один стал третьим на чемпионате Украины среди взрослых. Тренировалась у меня известная наша бильярдистка Ира Слава. В своё время хорошо знали Диму Бурлаченко, но тут нельзя сказать, что его мастерство это моя заслуга. Он и со Славиком Винокуром тренировался, и с Вадиком Истоминым. Так что кто в него больше вложил – это только он может сказать.
Отдельная глава – как Игорь Литовченко ездил ко мне на тренировки из Херсона. Было ему лет 13. Он тогда был маленький, ездил с мамой, приезжали на маршрутке. Раз в неделю мы с ним работали, он получал задание. Папа у Игоря моряк, как-то вернулся из рейса, и привез Игоря с мамой на машине. Я тогда тренировал в клубе «Пирамида». Бильярдная состояла из ВИП-залов, в каждом было по столу. Был такой кожаный диванчик, они зашли,
Папа с мамой:
- Мы все спорим, надо ли Игорю заниматься бильярдом, или больше времени уделять учебе?
Мама:
- Я - фаталистка, чему быть – того не миновать. Нравится ему заниматься бильярдом, пусть занимается. Пусть ребенок будет при деле.
Папа:
- Какой бильярд, пусть закончит школу, поступит в мореходку будет иметь нормальную работу, зарабатывать хорошие деньги, как я.

Я уже ощущаю себя психотерапевтом, к которому пришли на прием.
Оборачиваюсь к Игорю:
- А что ты скажешь?
Он:
- А что?
Ставит позицию и спрашивает:
- С каким винтом играть этот свояк?
- То есть ты не слышал, что сейчас было?
- Нет.
- Понятно.
Вот так несколько раз они приезжали втроем, я вместо тренировки выслушивал все стороны. Маме говорил, что хорошо играть в бильярд, а папе – что да, правильно иметь профессию, но надо уговорить сына.

В то время профессия бильярдного тренера была дикостью, и даже в начале 2000-х на всю страну было несколько людей, который занимались тренерской деятельностью. И то, у всех это была больше подработка. Есть у меня друг – всем известный Юра Тарасюк. Я пропустил турнир, он мне:
- Почему не приехал?
- Ну я же тренирую.
- Ну и что?
- Ну как, это работа, деньги, и сам меньше тренируюсь, не очень готов. Ты играешь на всех турнирах и говоришь, что нет денег. Перебирайся лучше в Киев и начинай тренировать.
Через какое-то время Юра перебрался в Киев. Через какое-то время говорит мне:
- Как я жалею, что раньше тебя не послушал. У меня уже столько людей, что самому некогда тренироваться.
- Теперь ты меня понимаешь.
- Да, не понимаю уже зачем ездить на эти турниры, если есть такая денежная работа. Правда я не совсем знаю, как тренировать. Рассказал человеку как стоять, как бить, как играть свой, чужой. Что такое выход, что такое отыгрыш. Все это уместилось в 2-3 тренировки. А дальше что?
- Юра, так ты никого не научишь, и не заработаешь деньги. Чтобы человек освоил стойку и работу с одним шаром с разных позиций, ты должен закладывать десять тренировок по два часа и давать разные упражнения. Он меня слушал, слушал, потом говорит: «Понял».
Через десять дней звонит:
- Вот это не получается, вот это.
Снова что-то я ему подсказал. Спустя некоторое время Юра стал очень востребованным тренером и перестал практически ездить на турниры. Каждый раз, когда мы вспоминаем это время он говорит:
- На 3-5 лет переехал бы раньше, уже купил бы дом, и все было бы просто отлично.
Это к тому, что очень важно быть в нужное время в нужном месте.
Вспомнил еще одного своего ученика. Был такой известный молдавский игрок Алексей Маковский. Он одним из первых в свое время понял, что для того, чтобы хорошо играть, надо брать персональные уроки. Каждое воскресенье из Кишинева на электричке Андрей приезжал ко мне в Одессу, мы с ним работали. Люди когда слышали, что из Кишинева в Одессу приезжает человек брать бильярдные уроки, были в шоке. Он после этого занимал призовые места на турнирах, открыл клуб, в общем активно участвовал в бильярдной жизни.
Одно время ко мне папа привозил из Тирасполя Вову Рейса. Ему очень нравились наши тренировки.
В свое время случайно попала ко мне Оля Гашкова. Ей захотелось взять несколько уроков, понять, что такое бильярд. Загорелась, решила заняться профессионально. Появились женские турниры, начала на них ездить. Неплохо играла. Потом вышла замуж за американца, уехала в Штаты. Там играла 10 лет в пул. Была, по-моему, в сборной штата. Ездила смотреть все турниры, познакомилась со звездами. Потом развелась, вернулась в Одессу. Сыграла несколько раз на чемпионатах Украины, выполнила мастера спорта, а потом переключилась на тренерскую деятельность. Работает в «Арене» рядом со мной, тренирует детей в пул. Я наблюдаю, как она работает, как относится к детям – она профессиональный тренер. Родители от нее без ума.
Насчёт целей, которые я ставлю перед учениками. В основном, ко мне приходят люди после 30 лет, добиться хотят все разного. Но перед всеми стоит одна задача: если человек хочет научиться играть на бильярде, он должен поменяться, переступить через себя, преодолеть свои страхи. В игре на бильярде очень много психологии, «физики». В бильярде нет прямого контакта с соперником, никто тебе не мешает. Поэтому, если что-то не получается, это не получается у тебя в голове. Либо ты чего-то не понимаешь, либо не хочешь стараться. Поэтому своим ученикам я объясняю, что они должны переучиваться, выходить из зоны комфорта, перестать бояться совершать ошибки.
Тренеров в Украине сегодня уже очень много, но я ни разу не видел, кто как тренирует. Мне сложно объективно высказаться, поэтому лучше ничего не буду говорить об этом. Скажу лишь, что я тренирую 22 года. Если лет восемь назад мне казалось, что я уже всего достиг, я очень хороший тренер, то теперь понимаю, что надо развиваться, расти и это бесконечный процесс. На каждой тренировке ты должен «зажигать», отдавать ученику частичку себя. Это сложно, и не каждому дано. И, все-таки, назову одно имя в Украине, кого считаю великим тренером. Это Виктория Нагорная. Одним из лучших специалистов по русскому бильярду считаю россиянина Васю Лазарева.
billiardnews.com.ua

Прочитано 99 раз

Добавить комментарий

Правила добавления комментариев


Защитный код
Обновить